Вы находитесь здесь: | России нужна государственная, национальная философия | А.Г.Дугин "О бобрах и русской философии " |

О бобрах и русской философии

Дугин Александр Гелевич, философ


Человек отличается от животного способностью задавать вопросы, более серьёзные, чем обустройство собственной жизни.

Александр Дугин:

Я думаю, что совершенно справедливы слова Гегеля, который сказал, что великий народ имеет великих философов.

И если мы считаем, что наша страна, наш народ – великий народ, а я в этом не сомневаюсь, то возникает сразу такой вопрос:
«А где философы?

Где философы нашего великого народа?
Где большая философия?
Где серьезные напряжения и споры в отношении идей, взглядов, концепций, позиций?
Где философские течения и направления?».

Их нету.

Давайте откровенно говорить. Их в нашем обществе нет.

Соответственно, отсутствие серьезной, крупной, русской национальной философии, нашей философской школы, российской философской школы это показатель того, что мы не находимся (по крайней мере наша интеллигенция, наше философское сообщество) на уровне деяний нашего народа.

Наш народ велик. Он большой, он совершил множество исторических подвигов, у него огромная история.

Наша современная интеллектуальная элита не находится на уровне нашей истории.
Она гораздо-гораздо ниже.

Она живет во времечке, а не в историческом времени. Она не думает о том куда течет время, что такое время.

Она не думает о том, что такое бытие, что такое мышление.

Она не думает, что такое народ, что такое человек, что такое цель, что такое путь, что такое мир, что такое Россия.

И не ставя эти вопросы серьезно, конечно, интеллигенция подрывает саму возможность существования народа, подрывает наши исторические перспективы.

Не будет философии – не будет будущего.

Потому что будущее для того, чтобы сбыться, должно быть связанным с вопросом о бытии.

Само по себе будущее не наступает.

Вопрос о будущем это вопрос онтологический, вопрос философский.

    И я думаю, что сейчас мы стоим перед необходимостью такого форсированного подъема нашей философской мысли.

Вбрасывания идей, тезисов, концептов, проблем, вопросов.

Вопросы важнее чем ответы.

У нас сразу выскакивает сразу куча каких-то клоунов, которые кричат: «Я знаю ответ».

Начинают свою глупость прошлого сезона продолжать.

Вопросы, правильно сформулированные, поставленные, обсужденные, осмысленные – уже очень много.

Может быть нам необходимо вопрошание.

Но, почему это необходимо?

Для того чтобы у нас было будущее.
Для того чтобы у нас было общество.
Для того чтобы мы были в истории.

Когда мы занялись экономикой мы выпали из истории.

У нас нет истории, мы стали думать о каком-то обустройстве, где-то что-то пристроиться, где-то что-то обладить.

Но так ведь и бобры живут и пчелы и муравьи и очень многие разные животные и виды обустраивают себя.

Как нам обустроить Россию?

А как нам обустроить муравейник, думают муравьиная матка. И что-то они соображают, и тащат муравьи свои огромные бревна.

Они обустраивают муравейник, бобры обустраивают плотину.
Это не цель для великого народа.

Для народа цель должна быть на уровне бытия, на уровне истории, на уровне промысла, на уровне духа, на уровне сердца, на уровне ничто, на уровне мира.

Эти вопросы делают человека человеком. Не то, что он обустраивает что-то или что-то сохраняет.

Как вот русское слово есть, старославянское «углебает», т.е. тащит к себе, что-то где-то меняет одно на другое. Это какое-то билище, ежовое существование, которое нам предлагается.

Существование человеческое это всегда мышление.

И высшей формой мышления является философия.

Если мы хотим быть полноценным народом, полноценным обществом, если Россия должна быть просто быть Россией, пусть даже модернизированной или консервативной, это не важно, она, в первую очередь, должна сосредоточиться на философии.

Философия это самое дифицитное явление, которое у нас есть.

...

. Но тот, кто думает только об обустройстве здешнего, низкого, мелкого, такого близкого к телу – тот, на самом деле, ничего никогда не строит.

Все великое строится благодаря взлету мысли,
взлету духа, благодаря идеям,
благодаря энергиям,
концепциям, понятиям и постановке глубоких философских вопросов.

Я думаю, что вакуум в нашем обществе растет. Ницше говорил: «Пустыня растет. Горе тем, кто несет в себе пустыню».

Мы несем в себе пустыню и она растет внутри нас.

И политикой она не заполняется. Хорошо или плохо, но не заполняется и все.

Экономика.
Какая-то экономика у нас есть, ну такая чтобы не очень там она была. Кто-то неплохо сидит, кто-то похуже, а кто-то еще надеется. И это тоже не проблема.

Но это не захватывает.

Ни политика не захватывает, ни экономика не захватывает – ну и что остается?

Люди так начнут ходить с ума и терять человеческий облик.

А для того, чтобы они не потеряли человеческий облик, чтобы власть не потеряла человеческий облик, решая бесконечное количество сиюминутных проблем,

надо

открыть России философские горизонты.

Надо вспомнить, что у нас было.

Переосмыслить это.

Это очень интересный, но далеко не достаточный багаж для того, чтобы вспоминать, что у нас все есть. Да ничего у нас толком и нет.

Замечательная интуиция Соловьева, Булагкова, Шестова, Бердяева, Ильина.

Ну множество было русских философов. Ну как множество, ну человек 10 на самом деле, множество.

И то, по сравнению с, например, немецкими философами это конечно что-то очень предварительное.

Интересное, толковое, но очень предварительное.

Советская философия была интересной, но ее сейчас на помойку всю можно выбрасывать, потому что сегодня, послушав что эти люди говорили в советское время, почти ничего неприемлемо и не применимо.

Должна быть мощнейшая ревизия русской и советской философии.

Это невозможно без творческого горизонта,
без рывка,
без чего-то нового.

Мы не имеет ничего готового,
русскую философию надо создать,
надо сейчас выстроить,
заново открыть

и, может быть, заново написать,
заново продумать,
заново придумать.

И кто этим должен заниматься?

Мыслящие люди, философы, люди культуры, люди искусства.

Мне представляется, что сейчас это одна из главных задач общества, власти, интеллигенции – выстроить, поставить вопрос о русской философии.

А не будет ли это симулякром очередным, когда люди бросятся заниматься философией?

Будет, но у нас всё превращается в симулякр. И в общем, иногда из этого симулякра что-то выходит.

Наделали много сиуляционных молодежных движений. А в конечном итоге люди уже привыкли ездить на Селигер.

Пусть с трудом, но осваивать молодежью патриотические ценности и из этого сомнительного, поначалу, проекта, искусственного создания симуляционных молодежных движений выросло что-то ничего. На самом деле, может быть, не бог весть что, но нормально, пока.

Пусть будет сразу же куча филсофских центров, которые будут представлять из себя такое же посмешище как и все остальное у нас в сфере мысли или в сфере культуры.

Но, постепенно что-то выстроится. Надо показать путь.

Вот про молодежную политику сказали: «Давайте будем заниматься молодежной политикой». И как-то люди занимаются. И молодежь занимается.

Как-то на самом деле, но давайте пусть такой же будет пиар-проект – построение русской национальной философии.

А дальше посмотрим. Пусть разные люди предложат свои варианты, разные группы, разные отдельные мыслители.

А потом, зачем сразу говорить, что мы знаем ответы?

Никто не знает ответы: ни Путин, ни Медведев, ни Сурков, ни мы не знаем, ни философы, ни мыслители, ни простые люди не знают.

А все вместе если мы правильно будем спрашивать, всерьез, по-настоящему – может быть мы получим не ответ, но хоть какое-то приближение к ответу.

Поэтому мне представляется, что несмотря на безусловное препятствие и преграду на этом пути, этим заниматься надо.

 


 

C сокращениями.

Полная текстовая версия:
Источник: https://russiaru.net/video/diskursdugin/ 2.09.2009 г.

 


Наверх

В оглавление электронного журнала "России нужна государственная, национальная философия"

 

 

       Яндекс цитирования